20:23 

Восход её солнца

varennik
Демоница не привыкла плакаться в жилетку В ней было все прекрасно,кроме сердца-его не было вообще,она не жалела никого и убивала взглядом
Название: Восход её солнца
Фэндом: Bleach
Автор: varennik
Персонажи: Рукия/Ичиго, Ичиго/ Рукия, Ренджи, Бьякуя, намеки на БьякуРен, упоминаются и другие
Категория/Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, hurt/comfort
Дислеймер: Bleach, все герои и вселенная принадлежат Кубо Тайто
Предупреждения: OOC, скачки во времени и истории, хардкорный OOC, странные построения предложений хотя этим я всегда страдала, повторы да и этим тоже, штампы и этим
От автора: Это продолжение вот этого фика

Я любила тебя с сотворения мира,
Я любила тебя…
Столько жизней подряд,
Бесконечно любила, я любила тебя…
Я любить тебя буду до последнего вдоха
Вселенной всей…
Любила, люблю и буду любить сильней…
(с)


- Что происходит? Почему я еще ощущаю себя? Почему так болит шрам на сердце? Как будто кто-то пытается вырвать сердце из груди, а шрам, оставленный Её мечом, его держит, впиваясь острым лезвием в плоть. Перестаньте, пожалуйста! Оставьте мне сердце! Оставьте мне воспоминания о Ней! Прошу …, - Его голос всё слабел от боли, разносясь бесконечно далеко по бескрайнему черному пространству, в котором не существовало времени.
- Рукия, останься со мной … я начинаю … начинаю забывать. Все с самого первого дня … я …я уже забыл какого числа мы познакомились … и что ты нарисовала на моем лице … А еще каким … каким .. забыл … связала мне руки … забываю … кто пришел тебя забирать…, - Ичиго не мог понять говорит он или думает или кричит или только вспоминает … пытается.
Он ощущал, как его тело выгибается в судорогах ужасающей боли, которая волнами лилась от шрама на сердце. Он не видел, но знал, что вокруг всепоглощающая чернота, которая высасывает его жизнь и воспоминания о Ней. Он чувствовал боль, но не чувствовал своего тела.
Обжигающая пустота жалила раскаленными углями. От шрама на сердце разливался не менее жгучий сковывающий холод. Эти два чувства переплетались и змеями расползались до самой последней клетки, делая муки просто невыносимыми. Как будто одна боль забирала жизнь, а другая боль её давала.
Ичиго не знал, сколько времени прошло, и сколько воспоминаний он потерял. Сейчас он мог только тщетно пытаться удержать Её образ в себе. Но Она таяла, как тогда, когда он потерял свою силу. И он опять ничего не мог сделать.
- Рукия .. Ру … Она …
Рукия превратилась просто в образ – Она и никакого имени. Только чувства к Ней, а кто Она? Он не мог вспомнить, он только помнил, что любил Её. Но и это он уже начал забывать …
Последняя волна боли, накатившая с новой силой, последний крик в темноте, яркая вспышка. И всё исчезло.

***
- Капитан! В Дангае зафиксирована кратковременная вспышка смешанной реацу неопознанного типа, – Акон буквально прилип к монитору, бегая глазами по несущимся строчкам с информацией, - Но ведь этого не может быть ….
Он в пятый раз сверил все показатели и сравнил с эталонными данными. Ошибки быть не могло. Такой духовной энергии просто не может быть!
Капитан 12 отряда взял толстую папку с анализом необычного скачка реацу в разделителе миров. Вспышка была настолько короткой, что её обнаружение можно было считать огромным везением.
- Интересно, интересно …, - пробормотал Куроцучи Майюри, задумчиво поглаживая подбородок, - Удалось выяснить, в каком направлении объект продолжил движение?
- Никак нет, но мы пытаемся это выяснить с помощью Ионного уловителя следов распада ультра слабых реакций духовных тел.
- Как только будут первые результаты – доложить мне! – и капитан быстрым шагом направился прочь из Технологического бюро разработок.

***
Рукия проснулась посреди ночи, тело трясло мелкой дрожью, по щекам бежали слезы. Ей опять снился Он. Он звал её, звал откуда-то из темноты, из бесконечной черноты. Он звал её так сильно, а она не могла вымолвить ни слова, она кричала из всех сил, но бескрайний мрак поглощал каждый звук, и вокруг стояла убивающая тишина. Она тянула к Нему ослабевшие руки, но не могла сдвинуться с места.

***
Капитан шестого отряда аккуратно приземлился на носочек, выходя из шунпо, гордо подняв голову и надменно прикрыв глаза и даже не растрепав идеальную прическу. Мгновение спустя позади него появился лейтенант шестого отряда, уверенно встав по правую руку от командира.
- Тайчо! Это уже семнадцатый квадрат, который мы проверяем. У других отрядов тоже ничего. Может информационное бюро опять ошиблось?
Кучики в ответ промолчал, продолжая идти по лесной тропинке и внимательно изучая окрестности своим холодным взглядом. Он получил приказ и должен его выполнить, вне зависимости от правильности полученной информации.
После срочного собрания капитанов, все отряды получили задание обыскать всю территорию Общества душ – от самых дальних районов Руконгая до стен Сейретея. Что искать – секретная информация, но о каждой самой незначительной необычной находке докладывалось в оперативный штаб.
Если бы Ренджи знал, что они ищут и почему Кучики-тайчо лично возглавил поиски.
Отвлеченный своими мыслями о странном приказе он не заметил, как капитан остановился на краю небольшой поляны у берега реки.
У самой воды сидел молодой человек с торчащими во все стороны рыжими волосами, еще больше отливающимися золотом в лучах заходящего солнца. На лице его сияла широкая улыбка, он радовался каждому дуновению ветра и всплеску реки. Наслаждался теплотой наступающего вечера и заходящим солнцем. Наслаждался тихой беззаботной жизнью. Юноша облокотился на дерево и рисовал что-то пальцем на земле. Что-то романтичное и забавное, какую-то любовную сцену. Два зайца идут за ручку вдоль реки, вокруг сердечки, а в углу светил солнце.
Абарай встал как вкопанный.
- Не может быть! – еле слышно прошептал он.
Кучики молча прошел через поляну и остановился перед замечтавшимся молодым человеком.
- Здравствуй, Куросаки Ичиго, - равнодушно произнес он.
Юноша растерянно огляделся по сторонам.
- Ты это мне? – беззаботно произнес он, смотря прямо в глаза капитану. И улыбнулся.
У Бьякуи нервно задергался глаз.
- Да, тебе. Я - капитан шестого отряда Готей 13 Кучики Бьякуя. Это – лейтенант шестого отряда Готей 13 Абарай Ренджи, - даже не взглянув в сторону подчиненного, произнес он.
- Дерево-кун и Обезьяна-кун?
У Бьякуи нервно задергался глаз.
- Нет. Капитан шестого отряда Готей 13 Кучики Бьякуя и лейтенант шестого отряда Готей 13 Абарай Ренджи, - пытаясь сохранить хладнокровие, проговорил Кучики.
- Понятно, ты - Бьякуя, он – Ренджи, - констатировал молодой человек, показывая пальцем на новых знакомых.
У Бьякуи нервно задергался глаз.
«Риока совсем не изменился», - подумал Кучики, положив ладонь на рукоять меча.
Ренджи прыснул в кулак.
- Значит, меня зовут Куросаки Ичиго? - заинтересовано произнес юноша.
- Да. Что ты помнишь?
- Ничего. Я ничего не помню и не знаю. Я только недавно проснулся здесь, - рассеяно ответил он.
- Капитан, доложить в оперативный штаб? – выходя из ступора, пробормотал Абарай, готовясь передать сообщение.
- Нет, - мгновенно перехватил его руку Кучики, задержав ладонь на мгновение дольше, чем надо было бы, - Мы доложим лично Главнокомандующему, - равнодушно произнес он, - Другим отрядам тоже пока не докладывать.
Ренджи онемел от поведения своего командира.
- Так точно, - только и смог выдавить он.
- Доставим его к Сотайчо.
- Так точно.
Абарай перекинул Ичиго через плечо и, следуя на пару метров позади капитана, направился в сторону Сейретея. Куросаки как маленький ребенок поражался скорости передвижения своих новых знакомых, разглядывая расплывчатый пейзаж вокруг.
- Эй, Ренджи, - окликнул он лейтенанта и похлопал по спине в районе поясницы.
- Да, - пробурчал Абарай, всё еще находясь в шоке от встречи, да и от жеста Куросаки тоже.
- Как у вас получается так быстро бегать? - с детской заинтересованностью спросил он.
- Ну, это совсем просто, концентрируешь свою реацу в ногах и …, - осекся лейтенант, осознавая, что от Ичиго не исходит никакой духовной энергии, и он даже не знает что такое реацу.
- Ясно, - неожиданно выпалил юноша и исчез, через долю секунды появившись за спиной Ренджи, - А это действительно совсем просто. А ещё очень весело!
- Этого просто не может быть …, - рассеяно пробормотал Абарай.
- Немедленно отправляемся к Главнокомандующему, – приказным тоном равнодушно произнес капитан Кучики, скрывая своё крайнее удивление.

***
- Это действительно крайне необычно! Можно сказать, просто невозможно! - устало произнес Сотайчо, выслушав рассказ офицеров шестого отряда, - Для сохранения этого события в секрете, поместить его в тайную тюрьму клана Кучики до вынесения решения о его судьбе. Под особый контроль.
Бьякуя молча кивнул в знак согласия.
«Лучше бы его поместили в Улей, подальше от Рукии» печально вздохнул он.
***
На закате. Казармы шестого отряда. После захода солнца они уже не капитан и его лейтенант, больше можно не играть.
Ренджи стоял, прислонившись к косяку, в дверях кабинета своего командира и пристально смотрел на Кучики.
- Что мы будем делать, Бьякуя? – не выдержав долгого молчания, спросил он.
-О чем ты? – равнодушно произнес капитан, не отрываясь от бумаг, хотя уже полчаса сидел, под пристальным взглядом своего лейтенанта, над стопкой пустых листов.
- Я говорю о Куросаки. Что мы скажем Рукии? – раздражаясь на попытки Бьякуи игнорировать сложившуюся ситуацию, сказал Ренджи.
- Ничего. Это секретная информация, - монотонно ответил Кучики, пряча взгляд от Абарая, ведь именно он был способен разглядеть в его глазах сомнение. И боль.
Ренджи подошел к столу и стукнул руками о край, разбрасывая по полу белоснежные листы бумаги. Ему ничего не надо было говорить, он, даже не смотря на лицо своего капитана, знал, какие чувства одолевают этого, на первый взгляд хладнокровного, человека. Но Абарай не мог молчать.
- Не знаю, Ренджи. Я действительно не знаю, что делать, - тихо произнес Кучики, устало потирая переносицу и закрыв глаза, - Не знаю.
Вот они – настоящие эмоции Кучики Бьякуи, без масок.
Абарай успокоился, теперь он знал, что они сделают для Рукии всё, чтобы она была счастлива.

***
Куросаки Ичиго спал в своей камере и видел во сне необычную девушку. Миниатюрная, с черными волосами, Она звала его и звонко смеялась. Его тянуло к Ней, его переполняло счастье. Вот только лица Её он всё никак не мог разглядеть – оно все время расплывалось, как в тумане, а еще он все никак не мог Её догнать. И он улыбался во сне, улыбался Ей.

***
Ей опять снился Он. Он ждал её на берегу искрящейся реки, быстро текущей вдоль леса, Он улыбался ей так широко и так искренне. Рукия бежала изо всех сил, но никак не могла приблизиться к Нему. Яркое солнце играло в Его золотых мягких волосах, Он стоял босиком на зеленой траве и, раскинув руки, приглашал её в свои объятья. Она улыбалась и плакала, и бежала к Нему изо всех сил. А Он всё ждал её.

***
- Бьякуя, уже прошла целая неделя, почему о судьбе Куросаки еще не поступило никаких известий – меня это беспокоит! – Ренджи волновался и мерил шагами кабинет капитана.
Несмотря на глубокую ночь, они всё еще находились в казармах.
- Успокойся, - спокойно произнес Кучики, - Сядь.
- Как ты можешь быть таким спокойным? – негодовал Абарай, присаживаясь на стул рядом с ним.
- Лишними переживаниями мы не поможем Рукии, - Бьякуя положил руку на колено своего лейтенанта, с силой прижимая, заставляя его прекратить нервно трясти ногой, - Это ужасно раздражает!
Ренжди хмыкнул и задумчиво уставился в окно.
- Не понимаю, зачем они держат Ичиго взаперти. У него нет никакой реацу, зачем он им. Думаю, тот инцидент с шунпо был просто случайностью. Ты же сам чувствуешь, что он него ничего не исходит, никакой силы.
- Такое уже было в битве с Айзеном Соуске, помнишь? – ответил Бьякуя, также смотря на сад за окном.
- Но это абсолютно другая ситуация! Сейчас он умер как синигами и умер как человек. Он - обычная душа, почему бы не оставить его в покое?! – негодовал Абарай, - Хотя, если честно, я не понимаю, как он мог переродиться. Я собственными глазами видел, как он исчезает.
Кучики долго молчал, обдумывая говорить ли своему лейтенанту о том, что ему удалось выяснить.
- Ренджи, ты обратил внимание, что на его душе, на сердце остался шарм от меча Рукии, от меча, который дал ему силу.
- Не может быть! Но как? – у Абарая от шока расширились глаза.
- Не знаю … Но если предположить, что в этом причина его возрождения, то можно говорить о реальном бессмертии души. И тогда становиться понятно, почему его не хотят отпускать и держат всё в тайне.
Ренджи молча схватил капитана за руку и потащил в сторону подземного тюремного блока. Даже учитывая то, что лейтенант практически тащил Кучики за собой, тот шел медленно и величественно, как и подобает главе клана, хотя ночью их все равно никто не мог увидеть.
Несмотря на то, что Куросаки и считался заключенным, всё же ему были созданы самые хорошие условия, даже поставили шкаф с книгами, которые он так просил. Все время он проводил в чтении, особенно ему нравилась «Ромео и Джульетта» Шекспира, он успел перечитать её уже несколько раз, постоянно открывая в произведении что-то новое.
Ичиго спокойно спал, улыбаясь чему-то во сне, его лицо просто светилось от счастья, и казался он таким умиротворенным. Как будто его совсем не смущали ни клетка, ни темное подземелье, ни отсутствие яркого солнца. Он был счастлив, там, во сне.
Абарай втащил капитана в узкий коридор самого нижнего, пятого, уровня тюрьмы, и, остановившись около единственной обитаемой камеры в этом отсеке, молча посмотрел на Кучики. Тот, обреченно вздохнув, поднял руку и грациозно сложил несколько печатей подряд, даже не произнося заклинаний, дверь камеры открылась.
Ренджи влетел внутрь и, бесцеремонно одернув полы дешевого юката, окаменел.
На бледной грудной клетке в районе сердца тянулся белый еле различимый шрам, по краям растекаясь красными кровоподтеками, как будто его края только недавно зажили.
- Ты чувствуешь?
- Нет. От него не исходит никакой духовной силы, - дрожащим голосом прошептал в ответ Абарай.
- Нет, закрой глаза. Почувствуй. Внимательно.
Ренджи послушно закрыл глаза и сосредоточился. Он с лёгкостью выделил такую привычную для него реацу капитана, и сконцентрировался на Куросаки.
- Нет. Ничего. Его духовная сила даже меньше, чем у обычной души.
- Меньше …
- Рукия! – не дал договорить ему Абарай, распахнув глаза и в упор разглядывая Ичиго, - Она меньше ровно на часть духовной силы, которую передала ему Рукия! Но как такое может быть?! Как в нем могла остаться её энергия?!
- Не знаю. Но возможно, это Отрицательная энергия Akai Ito – Красной нити судьбы. Хотя не стану утверждать точно, я нашел об этом слишком мало информации.

***
Рукия опять проснулась ночью в холодном поту, сжимая онемевшими руками юката на груди, там, где у живого человека находится сердце, глаза были раскрыты от переполняющего её ужаса, рот открыт в безмолвном крике. Ей опять снился Он. Только в этот раз что-то было не так. Что-то изменилось.
Она до самого утра смотрела в черное бесконечное небо, усыпанное россыпью белых звезд, встречая красный рассвет.
Восход. Теперь она опять не имеет права плакать о Нем. До самого заката.

***
- Бьякуя, что будет с Куросаки? – они сидели на веранде, любуясь на сад Кучики в лучах восходящего солнца. В повседневных юката, уже не капитан и лейтенант.
- Не знаю. Но думаю, будет лучше, если никто не узнает о том, что узнали мы. Если капитан Майюри выяснит причину неизвестной вспышки в Дангае, он замучает Куросаки своими ужасающими экспериментами до смерти. И Рукию тоже.
- Да. Но как нам скрыть это? Как скрыть Ичиго?
- Мы не можем его скрывать – это прямое нарушение приказа, - с ледяным спокойствием произнес Бьякуя.
Абарай с пониманием, но все же с долей разочарования, перевел взгляд с восходящего солнца на своего собеседника.
Ренджи как никто другой понимал боль и мотивы каждого шага, слова и действия своего капитана. Он не мог осуждать Кучики, он принимал каждый его выбор, прекрасно зная, каких усилий это дается Бьякуе.
- Да. Я понимаю, - со вздохом ответил Абарай, ему тоже больно и он тоже с этим смирился, - Может так будет и лучше, - успокаивая их обоих, произнес он.
- Нет, Ренджи. Мы не можем его скрывать, но мы можем не дать раскрыть эту тайну другим. Только чтобы никто не узнал об этом, - Бьякуя устало и решительно, посмотрел в удивленные глаза собеседника.
В лучах взошедшего солнца Ренджи широко и искренне улыбался в ответ.
Восход. Теперь они опять капитан и его лейтенант.

***
Абарай ждал своего капитана у входа в зал заседаний, нервно расхаживая у дверей. Час назад Кучики вызвали на срочное собрание. Они сразу поняли, что речь пойдет о судьбе Куросаки.
Наконец дверь распахнулась и вышел Бьякуя, не проронив ни слова, он направился прочь из казарм первого отряда, лейтенант также молча последовал за ним.
- Капитан, что сказал Главнокомандующий? – нетерпеливо спросил Ренджи.
- Лейтенант Абарай, это Вас не касается, - холодно ответил Кучики, и, пройдя несколько шагов, еле слышно добавил, - Она нас ждет.
Абарай, сначала не понял, о ком он, но пройдя несколько шагов и завернув за угол здания, увидел её. Она о чем-то догадалась.
Рукия стояла прислонившись спиной к стене, скрестив руки на груди и закрыв глаза. Как только офицеры шестого отряда появились в поле зрения, она выпрямилась и, открыв глаза, многозначительно посмотрела на них. В её взгляде можно было прочитать много эмоций – укор, ожидание, усталость и печать, боль, злость, но больше всего было надежды.
Капитан Кучики жестом пригласил следовать за ним.
Да казарм шестого отряда они дошли не произнеся ни звука, нет, это было не тягостное гнетущее молчание, это была спокойная тишина, выжидающая тишина, и каждый подбирал нужные слова для тяжелого разговора.
- Присядь, - сказал он Рукии, и сам сел за капитанский стол.
Ренжди плотно закрыл дверь и стоял вытянувшись по стойке смирно. Рукия осталась молча стоять, лишь мелкая дрожь в руках выдавала её истинное состояние. Бьякуя тяжело вздохнул.
- Лейтенант Абарай, вольно, - и Ренджи встал более расслабленно, но все же от глаз капитана не укрылось то, насколько он напряжен и взволнован.
- Рукия …, - начал было Бьякуя, но его перебили.
- Где он? – безапелляционно выпалила девушка, - Я спрашиваю, где он, черт побери! – её всю трясло, она кричала на своего брата, она кричала на главу клана Кучики.
- Ру …, - еле слышно прошептал Абарай, кладя ладонь ей на плечо, пытаясь остановить.
- Заткнись, Ренджи! – она скинула его руку.
Капитан молча поднял руку, призывая лейтенанта успокоиться и отступить.
- Муравейник, 5 уровень, 15 камера, - спокойно произнес Бьякуя, смотря сестре прямо в глаза.
Рукия ничего не ответив, выбежала из кабинета.
- Ты уверен? – спросил Ренджи, оставшись наедине с командиром.
- Да, - тихо произнес Бьякуя и, закрыв глаза, откинулся на спинку стула, - Его судьбу будет решать сам Король. Возможно, это действительно их последний шанс. Я бы себе не простил. И она тоже, - с глубокой грустью закончил он.
- Да, - также тихо ответил Абарай и положил руку на плечо капитана, молча благодаря и поддерживая.

***
Рукия бежала, как тогда, в тот день, когда умерло её Солнце, она бежала, сбивая дыхание и спотыкаясь, и шептала Его имя.
- Ичиго!
Она вбежала в узкий темный коридор, минуя многочисленные посты охраны, и остановившись у камеры, замерла в изумлении.
Он спал на узкой кровати, мирно улыбаясь чему-то во сне. На груди лежал раскрытый томик Шекспира.

Куросаки во сне опять видел Её, таинственную незнакомку. Она ждала его, стоя в полумраке, и сегодня Она плакала. Как только первая слеза упала на пол, Ичиго увидел Её лицо, Её необыкновенные глубокие печальные глаза. Он нашел Её, свою незнакомку, свое счастье. Он обнял хрупкую девушку и гладил Её по голове, но Она все равно не прекращала плакать.

Рукия не знала, сколько времени она простояла около решетки, плача и разглядывая спящего Ичиго.
Молодой человек поморщился и проснулся, сладко потягиваясь. Он, даже не заметив, что нему кто-то пришел, сел по-турецки на кровать и, прислонившись к стене, продолжил читать книгу, периодически мечтательно улыбаясь. Он вспоминал свою незнакомку.
Кучики молча стояла и наблюдала за ним, не в силах вымолвить ни слова. Просто стояла и молча плакала, скрываясь в полумраке коридора.
Куросаки дочитал старый томик и захлопнул книжку. И тут он заметил, что к нему кто-то пришел.
- Привет, - улыбаясь, сказал он, подходя к решетке, чтобы разглядеть позднего гостя. Он подошел вплотную и замер в изумлении.
- Ты?! – удивленно пробормотал он, легко коснувшись её щеки, чтобы убедиться, что это не видение, ведь всё было как во сне.
- Ичиго …, - еле слышно прошептала незнакомка и улыбнулась, - Ичиго! – повторила она и подняла на него заплаканные глаза, - Ичиго!
- Я так часто видел тебя во сне! – улыбаясь, проговорил он, - Я наконец-то встретил тебя! – и он обнял её крепко крепко, как обнимают самое ценное, обнял прямо через решетку. Наконец-то его душе стало спокойно.

И ей был абсолютно все равно, что Он её не помнит, ей было все равно, что Он забыл о своих чувствах к ней, главное, что Он опять был рядом. Просто был рядом.


Послесловие: Куда-то я скатилась в БьякуРен :facepalm:
1. Дерево-кун и Обезьяна-кун? - Да простит меня Ренджи, но сделаем вид, что это как то относиться к разъяснению его имени
А еще Дерево и Обезьяна, на мой взгляд, очень символично :eyebrow:
2. - Для тебя - капитан шестого отряда Готей 13 светлый князь его превосходительство великий Кучики Бьякуя-сама, на колени жалкий человечишка! - презрительный взгляд на земляного червяка
Хотелось написать мне бугагагага :lol:
3. Ионного уловителя следов распада ультра слабых реакций духовных тел = Циклонная Нео Армстронг Реактивная Генераторная Пушка :evil:
4. Ой чего то меня заносит в стороны Наруты. Хотя там опять Минато и еще все Хокаге надо бы опять начать читать :nope: ах да и Саске же! Саске же вернулся к Наруто в Коноху :-D
5. И еще хочу сказать, что фамильярность Ренджи по отношению к Кучики-тайчо для меня является уже жирным откровенным намеком на их более близкие отношения, нежели «начальник-подчиненный». А еще я нахожу такое обращение на «ты» именно между этими двумя крайне волнующим :eyebrow: :sex2:

ЗЫ мне точно пора в отпуск – как можно вместо слова «тело» написать «рткло» это пля ваще КАК?!

@темы: фанфикшн, ИчиРук, Бьякуя/Ренджи, Bleach

URL
   

Мой личный АД

главная